28 января 2021

Сага про Work and Travel



IlyaM


Висконсин 2020
Глава 1, в которой мы все знакомимся и получаем визы.

Зимой 2020 года мир столкнулся с COVID-19. Но для студентов Work&Travel февраль проходил в более чем обыденно: последние вопросы, связанные с оплатой программы, постепенная подготовка к походу в посольство. Все старались выяснить основные лайфхаки, как понравиться консулу, справиться со стрессом и получить долгожданную американскую визу.

В принципе, тем же самым занимался и я. Кстати, приятно познакомиться, меня зовут Илья. А теперь предлагаю перенестись мыслями в февраль этого года, когда мне написала куратор московского офиса Global Vision Наталья с необычным предложением пройти собеседование в посольстве уже в этом месяце (хотя по традиции основная масса собеседований проходит в марте-апреле). Это было довольно рискованно, потому что количество мест было строго ограничено и нас шла совсем небольшая группка. Да и подготовиться (хотя бы морально) времени не было. Естественно, я согласился! Потому что любые авантюры, не имеющие достаточно шансов на успех, меня манили с самого детства. Впоследствии, это качество сыграет ключевую роль в моём путешествии в США.

В день интервью я опоздал. В принципе, ни для кого это шоком не стало, потому что я опаздываю везде и всегда: на встречи с друзьями, на пары, на собеседование с работодателем из Америки… Короче, эта отвратительная привычка вымотала много нервов не только мне, но и окружающим. Слава Богу, что, зная себя, я решил начать собираться в посольство на час раньше нужного времени. Поэтому опоздал я всего лишь на 15 минут. Однако моя группа ушла без меня.

Дальше должна быть занимательная история, как я бежал в посольство, потом ломился не в ту дверь, потом поругался с охраной на тему того, что «Отдайте зажигалку, изверги! Она моя любимая! В плане безопасность?! Кого я там жечь собираюсь?» Одним словом, мою зажигалку они всё-таки отняли. И даже в конце на выходе не вернули (да, я поругался с охраной ещё раз после получения визы). Отсюда вытекает совет №1…

Курите всегда заранее!

А само интервью прошло весело. В зале ожидания посольства меня ждала моя группа J1-нников. И тут настало время познакомиться с двумя другими действующими лицами: Катя и Карина.

Они сидели на стульях, для приличия делали вид, что нервничают, и совсем не делали вид, что им скучно.

– Да чего они там так долго копаются??

– Мне кажется, нам надо пойти и толкнуть их там, что мы уже пришли и ждём!

Вот тут я понял, что я нашёл себе компанию на это лето (а потом этим летом я выяснил, что нашёл себе компанию на всю оставшуюся жизнь).

Опустим момент нашего знакомства, просто скажу, что ждали мы далеко не один час нашего интервью. А практически все три. За это время мы успели: спеть гимн Российской Федерации, вспомнить, что мы в посольстве Америки и спеть гимн США, увидеть Веру Брежневу, стоящую в очереди перед нами, достать Веру Брежневу, спеть песни Веры Брежневой, согласиться, что нам в принципе нафиг не нужна американская виза и, если что, полетим отдыхать куда-нибудь в Европу, поржать на всё посольство, обсудить впереди стоящих людей, согласиться во мнении, что мы тут самые крутые, испугаться послов, благословить друг друга и поиграть в «камень-ножницы-бумага», кто идёт первым.

Первым выпало идти мне. Проводил со мной интервью очень милый американец с итальянской фамилией. Задав у меня вопроса три:

Куда и зачем едешь?

Откуда ты?

Где ты учишься и на каком курсе?

Он мне спокойно дал визу и произнёс столь желанные многими слова “Your visa is approved”. Это было откровенно просто. Почему? А никто не знает. Ведь это посольство Соединённых Штатов и понять их может лишь…ой, да никто их понять не может. Но одно известно точно: консулы – отличные психологи. И они прекрасно видят потенциальных мигрантов. Поэтому совет №2…

Либо реально поймите и поверье, либо ЗАСТАВЬТЕ себя верить, что виза вам не так уж и важна. Ну не получится – и ладно! Жизнь на этом не заканчивается. Будьте спокойны. И тогда консул увидит, что вы далеки от позиции мигранта.

Это не главный фактор успеха. Но если его не соблюсти, то возможно он станет главным фактором поражения.

В тот день визу дали всем. И мы шли нашей дружной компанией по улицам солнечной февральской Москвы, и нам казалось, что всё самое сложное позади. Мы едем.

Глава 2, в которой мы то ли едем, то ли нет

А потом в Россию пришёл коронавирус. Но самое страшное, что он пришёл и в Америку, которая вскоре стала страной с наибольшим количеством случаев заражения. За этим последовал режим самоизоляции, карантин, введённый по всей стране, и обязательная изоляция всех иностранцев, прибывающих в страну по разным причинам. С марта по май новости по Work&Travel менялись каждый божий день: то программа официально закрывалась, то официально оставалась открытой, то меняла сроки, то временно приостанавливалась. Спонсор (у нас это был CIEE) хранил упорное молчание, работодатели терялись в догадках, ждать им студентов или нет. Сама ситуация напоминала полный абсурд: никто ничего не знает и все чего-то ждут. В таких условиях дни проходи в жутком и вязком ожидании, когда ты просто написываешь уже сотое сообщение Оксане с одним и тем же вопросом: «Ну что? Есть какие-то новости?»

Немного о том, куда я должен был поехать и чего я так отчаянно ждал. Изначально мы с вместе с Кариной должны были лететь на остров Нантакет, штат Массачусетс. А вот Кате предстояло поехать в Техас.

У нас были замечательные вакансии в чудесных местах, которые сулили большие деньги. Вот только представьте, что мой джоб-оффер на Нантакете предполагал 14$ в час. А ещё там можно было элементарно найти вторую работу, так как кафешек и крутых ресторанов на Нантакете просто огромное количество! Про жильё вообще молчу – это должен был быть рай. Нас бы поселили в host family, за которую надо платить всего 25$ в неделю.

Короче, мечта! А мы возвращаемся в реальность.

В середине мая приходят новости от спонсора: наш джоб-оффер отменили. А потом офферы стали отменять буквально у всех. Дело в том, что в связи с ситуацией, связанной с коронавирусом, CIEE решили организовать массовую повторную проверку всех работодателей на то, «насколько они готовы принять студентов этим летом». По каким критериям? Неизвестно. Но отменили буквально всех.

Ещё раньше – где-то в середине марта – закрылись посольства США. И 90% студентов остались без виз. Когда заново откроют? Неизвестно. На секундочку, данный текст я пишу в конце сентября. Посольства всё ещё не открыты.

А теперь картина маслом: начинается июнь, а у тех, у кого есть виза, нет работы; у тех, у кого нет визы, работы, впрочем, нет тоже. А ещё Россия закрыла авиасообщение со всеми странами (в том числе и с Америкой), поэтому возможности улететь тоже нет. И просто вишенка на торте: Белый дом (Трамп ту бишь) на всемирном уровне запрещает выдачу виз J-1 и ряда других виз с 23 июня. И непонятно даже, можно ли официально влетать в страну, в которой продолжает во всю бушевать коронавирус.

Скажите, а возможно ли придумать ситуацию хуже?

Глава 3, в которой выясняется, что мы всё-таки едем

Данная глава будет посвящена подвигам агентства Global Vision и их потрясающей самоотверженности, выходящей далеко за пределы «просто контрактных отношений».

Напоминаю пока ту ситуацию, в которой очутилась наша святая весёлая троица на момент начала июня: мы были с визами, но без работы, без билетов и понимания того, куда нам лететь и что делать. Было ли нам страшно? Удивительно, но нет. Мы уже невероятно устали бояться, дёргаться, ждать, надеяться, разочаровываться, снова верить и снова разочаровываться. Мы этим занимались три предыдущих месяца. Пока вся страна сидела на карантине, мы сидели на телефоне и мониторили все подряд новости. Ну сколько можно уже?!

Поэтому, когда пришло сообщение, что наш джоб-оффер всё-таки отменили, мы сели и дружно написали письмо Оксане приблизительно вот такого содержания: «Вы как хотите, Оксана, но мы летим. Нам всё равно, что у нас нет работы. Нам всё равно, что нас там никто не ждёт. У нас есть визы, а это главное! Если что, на месте сообразим».

Немного про Оксану и наши с ней отношения на тот момент. Как часто вы общаетесь с мамой? Каждый день? Ну, точно не реже, чем раз в два дня. Вот так же мы общались на тот момент с Оксаной! Практически каждый божий день на протяжении трёх месяцев мы писали ей, спрашивали «Не подскажите, когда…», мучили «НУ КОГДА УЖЕ…», действовали ей на нервы «Скажите, вот если представить ситуацию, что вы спонсор, то как бы вы сделали и почему они так сделали а если бы не сделали то сделали бы они что не сделали…», а порой даже откровенно раздражали «Здравствуйте, Оксана! Я пишу вам 34 раз за эти последние 34 минуты, чтобы уточнить, не пришли ли новые новости от спонсора».

Короче, вы поняли ситуацию. Я честно не знаю как… Я даже представить не могу! Как у Оксаны хватало терпения и оптимизма, каждый раз нам на всё отвечать, успокаивать и убеждать, что всё точно будет хорошо. Ни разу руководитель агентства Work&Travel не сорвалась, ни разу не ответила грубо и ни разу не сказала: «Я не знаю, что вы будете делать».

Она отчаянно боролась за нас, вела переписку со спонсорами, пыталась их убедить принять нас, пустить в страну и предоставить рабочие места. Всегда беспрекословно вежливая, исключительно корректная и аккуратно настойчивая, она все эти три жутких месяца боролась за нас и за наше лето.

И победила.

14 июня. Полдень. Нам троим приходит сообщение от Оксаны: «Спонсор подтвердил одного работодателя! Есть три вакансии – вы можете ехать!»

Надеюсь, вы помните наш настрой? «Не важно куда, не важно зачем, но мы едем!»

Карина с Катей сразу сказали «ДА!» А я вчитался в вакансии…

Лайфгард с зп 10$

Хаузкипер с зп 10.5$

И таинственный Resort Worker с зп 9.5$

Работодатель – Wilderness Resort, штат – Wisconsin.

Не поймите меня сейчас превратно, но рассчитывал я, мягко говоря, не на это. В моих мечтах я был официантом в каком-нибудь крутом ресторане или хотя бы обычным работником, но с зарплатой, которая…да, которая у меня была на Нантакете. Да, я очень хотел в Массачусетс с его высоким уровнем развития, высокими зарплатами и маленькими налогами, где живёт американская интеллигенция и царит околоевропейский дух. Я сам выбрал Нантакет, я туда хотел и отказаться от него было трудно. Ну, хотя бы сменить на что-то аналогичное…

Но разве у нас был выбор?

Девчонки пришли к этой мысли раньше. Карина и Катя написали мне тогда очень правильную вещь: либо ты летишь, либо ты остаёшься ждать дальше не пойми чего. И это было правильно. У всего в жизни есть цена: и либо вы готовы её заплатить и получаете желаемое, либо идёте дальше искать что-то другое.

Я очень хотел в Америку. Она была мне нужна. Поэтому спустя час раздумий я написал Оксане и сказал: «Я еду. Позиция – Resort Worker».

Глава 4, в которой мы оказываемся в Соединённых Штатах Америки

Как потом оказалось, Оксана сумела одной из первых выбить у спонсора места. Поэтому студенты от Global Vision оказались в привилегированном положении быть первыми. Но мест было очень мало. Поэтому вылетать ближайшим рейсом нам предстояло втроём. Мы были первыми, кто улетал в июне в Америку от CIEE.

Но в тот день, 14 июня, мы никуда не вылетали. Ибо сначала предстояло разобраться с билетами. Напоминаю, что границы страны были закрыты. Или не совсем?..

Оказалось, что Аэрофлот всё это время тихонечко, исподтишка, организовывал пару скрытых рейсов из Москвы в Нью-Йорк. Они были неофициальными, о них никто не писал и не говорил. Но они были и их нужно было поймать.

15 июня я отправился в центральный офис Аэрофлота просить о замене моего майского рейса на ближайший предстоящий рейс в июне. Таким оказался рейс на 21.06.

Спустя шесть дней я подъезжал к пустынному Шереметьево на такси и вспоминал, не забыл ли я DS-форму. Нет, всё было на месте.

И регистрация началась.

Я более чем уверен, что Оксана и Наталья в этот момент сидели и торжественно открывали шампанское, а потом ещё одно. Ибо непонятно, кто волновался больше – мы или они.

Очередь в Шереметьево была одна: на рейс в Нью-Йорк. И знаете, что-то я не припомню каких-то крутых бизнесменов, зато я отчётливо помню огромную компашку студентов, которые стояли и боялись. Ну, как же? Америка!

А вот я не боялся. Я искал своих девчонок:

– КаринааААААаааа, ты Катю не видела?
– Блин, нет! Да где она?
[в этот момент Катя по телефону]
– Ля, ребят! Я лечу! Как «в каком самолёте»? Да нет же! В смысле…МАМА ГАЗУ…в смысле я еду, скоро буду! Этот чемодан вообще не закрывался! Я была сама в шоке, но оказывается в него влазит не 4 шкафа, а всего 2!

А после прохождения всех аэропортных служб я увидел то, ради чего каждый раз жду аэропорт. Зона Duty Free! Помню, что во время полёта подружился со всем самолётом. Ещё помню, что вкусно кормили.

А потом мы приземлились в JFK. И предстояло пройти таможню… Вот это была жуть! Один из самых страшных моментов в моей жизни! Почему? Потому что документ, предоставляющий нам право на пребывании в США – DS-форма – был недействителен. В нём были указаны данные для той старой работы, которую нам потом отменили. Именно по этой бумажке нам выдавали визу. Именно эта бумажка потеряла силу, а значит мы были в Америке нелегалами.

– Но почему вы не взяли новую DS-форму для новой работы, на которую сейчас едете? – спросите вы. А потому что из Америки она идёт недели две. Мы её попросту не дождались и улетели первым рейсом. Оксана тогда сказала, что мы сумасшедшие авантюристы. Мы согласились. И сказали, что мы авантюристы, уставшие ждать всего на свете. У нас уже не было сил ждать хотя бы ещё одну неделю.

Мы-таки смогли с горем пополам пройти таможню. С мокрыми ладонями, животным ужасом в глазах и потной спиной – мы встретились после таможни. Пересчитали друг друга: Катя, Карина, Илья. Трое. Живы. В Америке.

Быстро отыскав свои вещи, мы, спотыкаясь и хрипя, выбежали из аэропорта имени Джона Кеннеди. А впереди Нью-Йорк.

Глава 5, в которой мы начинаем нашу историю

Первую экскурсию по американской земле нам проводил брат Карины. Именно он забрал нас, дрожащих от страха, у аэропорта и повёз в Нью-Йорк. По дороге мы продезинфицировались остатками виски, купленного в Дьюти-Фрии, помыли руки антисептиком и как-то приободрились.

Ну-таки, Америка, готовься! Мы идём в наступление! Сам Нью-Йорк – городочек довольно миленький, побывать советую. Со своими особенностями, конечно, но тем интереснее! В конце концов, вы по W&T едете не жить в роскошном курортном комплексе а убирать его, а за приключениями и весельем.

Потусили мы в Большом Яблоке дня два, а потом продолжили свой маршрут на север. В штат Висконсин просто так не попасть: туда надо ехать на оленях. То есть на поезде Amtrak, сесть на который можно и в Нью-Йорке, а можно и в Чикаго. Естественно, мы решили расширить программу наших приключений и полететь сначала в Чикаго, штат Иллинойс.

Лететь туда можно по-разному, но если вы забьёте в поисковике нужные билеты, то вам предложат щедры й выбор из трёх авиакомпаний: American Airlines, Delta, United. А теперь совет №4: всегда выбирайте Дельту! На всех маршрутах по США. Да, вы чуть-чуть заплатите больше, нежели в других авиакомпаниях. Но зато вы долетите с комфортом, без лишнего геморроя и вам даже выдадут сухпаёк (на коротком рейсе вроде нашего).

А мы тем временем приземлились в Чикаго и отправились искать вокзал, с которого отходит поезд в наш Висконсин-Деллс. Вокзал прятался отчаянно. И искали мы его долго. Со своими тяжёлыми чемоданами мы часика три бродили по Чикаго. Под конец я начал ныть. А потом у Катиного чемодана сломалось одно колёсико, и он начал противно так поскрипывать: пилик-ии-пилик-ииии-ви-ви-пилик…

Короче, когда мы нашли вокзал, я успел всем проныть уши про этот сран…эээ…Чикаго с неудачной планировкой и непонятными нахождением вокзала под мерзкий аккомпанемент чемодана.

Короче, искали мы этот вокзал так долго, потому что просто бродили вокруг него да около, не догадываясь свернуть.

И когда мы наконец сели в нужный поезд, то решили расслабиться и понаблюдать в окне за пейзажами того края, где мы проведём наши следующие три месяц.

Поезд набирал скорость, увозя нас из Чикаго.

За окном сменялись одним за другим аккуратные домики, ухоженные сады… Вот лесочек показался… А потом ещё один лесочек… И болото. И ещё одно болото. И вскоре картина стала ужасающей: лес-лес, поле, болото-болото-лес. Олень. СТОП! ОЛЕНЬ?! О Боже, мы в какую Сибирь едем? Труп енота. Чтоооо?! Господи, мы куда вообще катимся? Спустя три с половиной часа поезд нас высадил на пустой станции. Велком ту Висконсин-Деллс, блин.

У меня случилась истерика. Понимаете, я абсолютно городской человек, родившийся и выросший в Москве. Я никогда не жил в деревне. Короче, дальше я уселся прямо на рельсы… А девочки вызывали такси. Ну, пытались это сделать. Мне кажется, в процессе они умудрились поругаться с такситом, помириться, поговорить о жизни и заказать две машины.

Спустя полчаса приехал водитель и повёз нас в the Wilderness Resort. Место, где мы будем жить и работать. На ресепшене милая кучка студентов подошла к какой-то тётеньке и попросила заселить нас куда-нибудь. Якобы вот мы: студенты J-1! Готовы к труду и обороне! Тётенька мило улыбнулась и попросила нас подождать.Час. Ну, думаем, ладно. Не проблема. Спустя час к нам приехала служба Security этого отеля. Оказывается, именно они занимаются тут расселением. Нас торжественно усадили машины и повезли. В соседнее с ресепшеном здание. До которого идти не дольше 5 минут.

Жили мы в Хаузинге №1. В котором расселили всех студентов из России, Турции и Ямайки. На входе в хаузинг нас встретила довольно приличная группка курящих студентов, которые играли в карты и ругались на русском языке. Вау. Чувствуется, языковая практика будет отличная.

Секьюрити торжественно выдали нам ключи от номеров и уехали обратно. А мы пошли знакомиться с общагой. Тогда мы ещё не знали, что эта общага станет нам домом, в котором тебя всегда ждут твои друзья (те самые, с которыми мы познакомились и передружились ещё в самолёте) и куча веселья.

Глава 6, первые дни

Карину и Катю поселили вместе с ещё одной девочкой – Элиной. А меня отправили жить к турку. И это было отвратной новостью. Турку было 24 года, и он сам был отвратным.

На английском он разговаривал на уровне сковородки, а дружелюбность его достигала плинтуса. На моё вежливое “Hi, I’m your roommate! Nice to meet you, I’m Ilya” мне пробурчали, что туалет прямо по коридору, скоро приедет его друг из Турции, который тоже будет жить в этой комнате и, вообще, он собирается спать.

Я взглянул на часы. Часы показали 19:00. Я понял, что мы не явно не подружимся. Ибо я сова, к которой мысли о сне приходят ближе к 2 ночи. «Ну, – думаю, – ладно. Пойду посмотрю, что у нас там с туалетом». Туалет действительно обнаружился в середине коридора, ведущего сквозь этаж. Общий. По виду напоминал туалеты в торговых центрах. Тут же располагались душевые кабинки. Этажом ниже (это был нулевой этаж) были расположены другие комнаты, кухня, ещё один туалет и комната со стиральными машинами.

Миленько, одним словом. Но надо было идти разбирать вещи. Поднявшись к своей комнате, я обнаружил один отвратный факт. Мне дали не тот ключ от двери. И в комнату я попасть не мог. Я посмеялся и решил, что разберу вещи позже. А пока пойду познакомлюсь с ребятами в общаге.

Ближе к ночи, наболтавшись со всеми и поужинав, я решил, что пора бы и разобраться с комнатным вопросом. Но постучавшись в комнату и прождав минут 10 у двери, я понял, что открывать мне никто не собирается. Постучал ещё раз. Тишина.

Ну, а я человек общительный, решил позвать всех своих новых друзей для помощи в стучании в дверь. Спустя какое-то время турок всё-таки открыл. И прошипел мне в лицо: «Ты чё не понял, что я не хочу тебе открывать? Ещё раз постучишь – будут проблемы».

И тут я обиделся. Собрав все вещи, в духе оскорблённо-униженной жены в период ПМС, я со всеми своими чемоданами переселился в комнату к Карине, Кате и Элине. И свою первую ночь я провёл именно у них в комнате. А на следующее утро меня вызвали к Мегги.

Кто такая Мегги? Это координатор студентов J-1. То есть наша самая главная и всемогущественная начальница. Которая, как позже оказалось, просто влюблена в турков и Турцию в целом. Но я тогда этого ещё не знал. И отправился к Мегги, полный радостной надежды, что справедливость восторжествует и обидчика накажут.

Ага. Как бы не так. На меня наорали, что я слишком неврастеничный человек, не способный на международный контакт и не умеющий общаться и договариваться с людьми. И именно поэтому меня отселяют от турка и переводят в комнату к русскому парню, раз я могу жить только со своими соотечественниками.

Сначала я хотел возразить, что всё вообще не так. А потом подумал: «А почему бы и нет? Я действительно лучше уживусь с человеком из своей страны». Поэтому я просто молча кивнул и пошёл осваивать новую местность.

Переселили меня на нулевой этаж в комнату Дани. И когда мы впервые увидели друг друга, мы поняли, что кажется, лучшего соседа для друг друга и не придумаешь. А со временем наши приятельско-комнатные отношения переросли в настоящую дружбу. Мы настолько доверяли друг другу, что могли спокойно оставлять любые суммы денег на столе, не опасаясь, что другой их украдёт. Спустя неделю к нам подселили Илью. Да, моего тёзку. Сначала мы косились друг на друга, опасаясь, что кто-то кому-то начнёт жизнь портить, но спустя неделю уже сдружились все вместе. Наша пацанская комната стала настоящей семьёй, в которой мы делились друг с другом секретами и переживаниями, поддерживали друг друга и всегда помогали.

Я старался сделать нашу комнату ещё и уютной внешне, поэтому спустя несколько дней после заселения притащил комнатный цветок в горшке (а точнее, три) и повесил большую баранку на окне, как символ домашнего тепла. И все остальные, кто заходил к нам в комнату, постоянно отмечали, что простая общажная комната выглядит очень уютно.

Совет №5: вы всегда можете поменять любую ситуацию. Не бывает таких неприятностей, с которыми нельзя справиться. В Америке вам придётся не раз бороться за свой комфорт. Но ничего не бойтесь! Вы справитесь.

А тем временем началась работа. Напомню, что работал я на странной позиции Resort Worker, которая на практике оказалась простым Food&Beverage. Но я искренне верил и надеялся, что меня поставят работать кассиром, который получает неплохие чаевые. Или официантом (в нашем отеле эта позиция тоже входила в понятие F&B), который получает ещё бОльшие чаевые.

Но нет, блин. Меня поставили поваром. А командовать надо мной поставили какого-то беззубого деда, который безумно шепелявил и говорил со странным акцентом. Короче, его английский больше напоминал речь бобра. Кто-нибудь когда-нибудь понимал бобров? ВОТ И Я ЕГО НЕ ПОНИМАЛ!

И учил он меня, как правильно готовить пластмассовые бургеры и как делать влажную картошку фри красиво выглядящей. А ещё он курил прямо над мясом, которое потом клал в бургеры. Да и в принципе гигиена его не слишком заботила, его политика была такова: «То, что упало, просто упало. А значит это можно подать клиентам».

Глава 7, моя работа

Короче, я понял, что поваром мне быть нельзя. Во-первых, я не умею готовить. Все бургеры у меня бывали двух видов: недожаренные и пережаренные. А как определять готовность картошки фри я до сих пор не знаю, поэтому я её просто жарил столько, сколько велело мне сердце. Иногда минуту, иногда десять. Во-вторых, У МЕНЯ УРОВЕНЬ ЯЗЫКА ADVANCED, дайте мне языковую практику! С кем мне разговаривать на кухне? С плитой и ножами? Я вам не Бель, которая в замке у Чудовища, подружилась со всей посудой! Я хочу практику своего енглиша!

Одним словом, я нацелился на позицию кассира, получить которую было не так просто. Для начала я решил попросить об этом свою начальницу: мол, понимаете, жить не могу без позиции кассира, поставьте меня им, пожалуйста. Не сработало. Мне сообщили, что уже поздно и за мной закреплена позиция повара.

И тогда я понял, что нужно уйти с позиции повара. Как это сделать? Нужно просто, чтобы начальство увидело, как я плох в этом положении. И это нужно было ему продемонстрировать.

Да, я немного перестарался в этом демонстрировании. Перестарался я до выговора. А в Америке есть правило: четыре выговора – это увольнение. Первый мной был получен. Но и цели я добился: все действительно увидели, что я не хочу быть поваром. И перевели меня на должность кассира. Только совсем не туда, куда я хотел. А в Адам Стрит Маркет.

Что это такое. Это маленький магазинчик рядом с ресепшеном отеля с совершенно конскими ценами, преувеличенными в три раза, и с ассортиментом из серии «Те товары, которые вам точно не понадобятся никогда в жизни». И туда никто не заходил. Вообще. Там всегда пусто. А в обязанности кассира-продавца входит просто стояние 8 часов в день у стойки и наблюдение за интересной жизнью стены. Ни присесть, ни почитать, ни позалипать в телефоне. Ты просто стоишь 8 часов под камерой. Короче, это была тюрьма-наказание для провинившихся сотрудников Food&Beverage. И меня туда сослали, тем самым наказав за бунт. Проработав там полторы недели, я понял, что с этим надо что-то делать. И придумал очередной план.

Дело в том, что рядом с этим магазином находился офис нашей начальницы. И я решил её достать, наведываясь постоянно по любому возникающему вопросу. Извините, а чипсы – это не конфеты? А как ставить коробку конфет? А пыль вытирать сухой тряпкой или влажной? А что делать, если сломался степлер?

Также я умудрился пару раз опоздать на работу. За время работы в Адам Стрит Маркете мне выписали ещё два выговора. И на третий раз пригрозили тем, что позвонят спонсору. И тем самым подали мне гениальную идею. Спонсору я позвонил сам. И поведал им, как сильно недооценивают такого уникального сотрудника, как я. Что надо мной издеваются и унижают. Заставляют работать в адских условиях.

А актёр я хороший. И разжалобить умею шикарно. Ну разве может мальчик с дрожащим голосом и печальной историей быть неправ? Конечно, нет! И что это вообще за безобразие: человеку с отличным знанием английского не дают работать с людьми? И спонсор позвонил нашему работодателю и замолвил за меня словечко. На следующий день мне дали позицию кассира в популярном кафе-мороженом с отличной возможностью по заработку чаевых. А также несколько раз в неделю я подрабатывал официантом.

О да, я добился своего! В мороженом я постоянно общался с кучей народа, имел хороший доход из чаевых и не впахивал как проклятый. А позиция официанта – это вообще сказка! Так что вот так закончилась моя война. Скажу сразу: никому не рекомендую идти по моим стопам. Потому что у меня был вполне реальный шанс быть просто уволенным. И остаться в чужой стране без источника дохода. Мне просто очень повезло, что в тот момент удача была на моей стороне. Это была игра на грани поражения.

Но у меня получилось. И я был счастлив.

Глава 8, развлечения

Работали мы бОльшую часть дня. Например, мой график включал по 8-9 часов работы в день. И когда вечером все возвращались домой (неважно в каком состоянии), мысли были только о том, чем занять остаток вечера, чтобы лето хоть как-то воспринималось за лето, а не за бесконечный трудовой год.

Всё-таки мы понимали, что многим не удастся попутешествовать нормально по Америке из-за коронавируса или необходимости рано возвращаться в универ. Например, у меня была и та и другая причина. Поэтому я сразу себе обозначил: много работы – это круто по деньгам, но отдыхать и веселиться надо. А то сама Америка пройдёт как-то мимо меня.

И веселились мы знатно. На самом деле, чего мы только не делали: поднимали бокалы за здравие, ходили в клубы, танцевали, воровали тележки из Волмарта, незаконно пробирались внутрь аквапарков, ходили по кафешкам, знакомились с американцами, ездили к ним домой на home parties, ходили на свиданки и отрывались как могли.

Практически каждый вечер мы собирались все вместе и обсуждали бесконечные трудовые будни, жаловались друг другу на начальство и поддерживали, успокаивали. За эти три месяца мы стали настоящей семьей, где можно быть самим собой и тебя примут.

Это лето было уникальным. Такого уже больше не будет. Во-первых, поехали в США в итоге только самые отчаянные и удачливые. Во-вторых, все поехали не туда, куда выбирали. Спонсор нас всех объединил в одном городке – Висконсин-Деллс. Мы не хотели тут оказаться, но нас сюда сослали. А значит нужно было делать практически загубленное лето самым крутым в истории. И могли это сделать не спонсоры и работодатели, а только мы сами. И так случилось, что все самые крутые ребята оказались в одном месте в одно время. А значит нас ждало офигенное лето. Каким оно и было.

Заключение

Когда наступил сентябрь, я почувствовал, что мне пора улетать. У меня ещё была возможность остаться в Штатах, но я осознал, что пришло время прощаться. Такое же почувствовала Катя. И мы, решившись в один миг, оформили билеты на вывозной рейс 9 сентября и стали собирать чемоданы.

Карина же осталась. Её позвала Америка и она приняла решение не возвращаться. Как и многих других:например, мой сосед Даня тоже остался в Штатах. Прощаться было тяжело. И не передать словами насколько. Я навсегда запомню тот день до мельчайших подробностей. Тот день, когда нам настало время уезжать из Висконсин-Деллса. Это было не прощание с Америкой, это было прощание с людьми.

Моя Америка – это мои люди.

И им я безумно благодарен за эти три месяца. Это лето стало моей маленькой жизнью. Память, о которой не может поблекнуть.

В США я собираюсь ещё вернуться. И отчаянно надеюсь, что уже в следующем году. Уже не как студент J-1 (наверное, вы уже догадались, что работник из меня так себе), а по простой туристической визе. Ведь столько мест в этой стране я так и не увидел! И по стольким людям я скучаю!