07 декабря 2018

О самом большом приключении в моей жизни



YaMar


Техас 2018
Когда я собиралась ехать в Америку, я была настолько поглощена и истощена сессией, что даже не поняла, когда успел наступить конец мая, и пришло время отправляться в путь. Ехали мы вместе с подругой, отчего мне было легче и спокойнее. Но я все равно боялась, что не выдержу столько времени вдали от дома, не справлюсь с работой, сорвусь и куплю билеты домой через месяц. Начиталась самых разных мнений о программе. Я не знала, чему верить и чего ждать от поездки. Но в итоге это оказался тот редкий случай, когда реальность в разы лучше, чем ожидания.

Все страхи и сомнения мгновенно рассеялись, стоило нам только высадиться из самолета в Хьюстоне. Я сразу почувствовала, что я там, где я должна быть, и это ощущение не покидало меня до самого конца. В тот же день мы доехали до Галвестона, где нам предстояло провести ближайшие три месяца, заселились в наши скромные апартаменты и, быстро кинув вещи, не медля, побежали купаться в океан, который был в пяти минутах ходьбы от нашего дома.

На следующий день нам надо было идти на ориентационное собрание от спонсора AAG, которое проходило в аквапарке, где нам предстояло работать. Естественно, в первый же день мы благополучно заблудились, попали под дождь и опоздали.

В тот же день начались наши трехдневные курсы, которые мы должны были пройти для того, чтобы получить лицензию и работать спасателями. Сначала все казалось сложным и страшным, на фоне местных жителей, которые к тому же работали в аквапарке уже не первый сезон, я чувствовала себя первоклассницей на паре высшей математики в университете. Но к третьему дню мы уже разбирались в том, как делать искусственное дыхание, какие виды утопающих существуют и как правильно сканировать воду. По окончанию обучения мы сдавали экзамен, который состоял из практической и теоретической части, и я очень переживала, что от волнения все забуду. К счастью, все справились с заданиями с первого раза и стали морально готовиться к первому выходу на работу, который был уже на следующий день. Нам выдали форму и сказали прийти на экскурсию по аквапарку, перед тем как приступить к работе.

Поначалу в парке я чувствовала себя маленьким ребенком, который потерялся в огромном торговом центре. Я не понимала, что где находится, что мне надо делать и когда там у меня уже будет ланч. Но через пару дней, ежедневно узнавая что-то новое от своих коллег, я уже имела представление о том, что такое ротации, сколько секций в аквапарке, и где находится какая позиция. Наш рабочий день в начале и конце сезона начинался в девять утра и заканчивался около 7-8 в зависимости от того, сколько занимала уборка после закрытия аквапарка. Ланч был раз в день на полчаса, и если повезет, и ротации будут быстрые, то можно пойти на второй 15-минутный перерыв. С середины июня и до середины августа аквапарк работал до 8, поэтому оставались мы уже до 10 и дольше. Это много, но на удивление мне не было тяжело работать по 12-13-14 часов в день 6 дней в неделю, и после работы еще проводить время с друзьями, отдыхать и искать приключения. Конечно, можно было работать и три дня, так как минимум часов составлял 36, но мне вполне хватало одного дня законного отдыха, а иногда меня и в выходной тянуло на работу. Что, кстати, мы периодически и делали, потому что нам можно было посещать аквапарк бесплатно, и мы пару раз пользовались этой возможностью.

Работать мне нравилось. Иногда было тяжело, редко скучно. Иногда слишком жарко, иногда мы могли стоять на одной позиции по четыре часа из-за недостатка персонала. Но любой, даже самый длинный и сложный день я вспоминаю с улыбкой на лице. Потому что это все того стоило. Потому что после закрытия парка уборка, на которой можно болтать и дурачиться с друзьями. Потому что ты чувствуешь, что делаешь что-то полезное, что тебя ценят, что ты часть того самого, позволяющего изо дня в день открывать аквапарк для гостей. Потому что чуть ли не каждый спрашивает о том, как прошел твой день, каждый готов помочь и поддержать.

Основная часть работы спасателем заключается в обеспечении безопасности на территории аквапарка. У нас было три секции, на каждой из которых около двадцати позиций: вдоль рек, у детских бассейнов, наверху и внизу горок. В зависимости от позиций различалось то, что надо было делать. В течение дня проходят ротации, и спасатели переходят с одной позиции на другую. Когда позиции на стике заканчиваются, можно идти на ланч. После закрытия парка мы оставались убираться, и каждому давали разные задания. Либо убирать тьюбы, либо мыть лестницы или асфальт из шланга, либо приводить в порядок лежаки и спасательные жилеты. А, ещё могли отправить на парковку, и это было моё самое нелюбимое.

У меня есть, хоть и не большой, но все же опыт работы в России в сфере обслуживания, и поэтому сравнивать мне было с чем. А если быть точной, то это даже не сравнить. Как небо и земля. Начиная от отношения к персоналу и внутри коллектива и заканчивая соблюдением условий договора. Думаю, понятно, что перевес в пользу Америки. На работе для нас постоянно что-то делали, ежедневно проводились митинги утром и вечером, на которых обсуждался предстоящий или прошедший день, было несколько вечеринок для персонала с едой, музыкой, волейболом и горками. Нам устраивали неделю бесплатных ланчей, когда был сложный период работы из-за нехватки персонала. Была ещё appreciation week, где каждый день менеджеры придумывали для нас что-то новое: бесплатный билет в кино, мороженое, буррито, фирменный стаканчик аквапарка, конкурс на то, кто сможет утопить менеджера, и ещё много-много чего. А в конце сезона устраивался ужин для супервайзеров в шикарном ресторане, куда мне абсолютно случайно удалось попасть благодаря подруге из Колумбии. Было очень непривычно видеть всех не в форме, как обычно, а в вечерних платьях и костюмах. Была церемония награждения, официальная часть, и самое неожиданное, после этого мы пошли играть в игровые автоматы. А ещё каждый месяц выбирали лучшего сотрудника, в награду которому дарили продукцию с логотипом аквапарка и сто долларов к пэй-чеку. В августе мне посчастливилось стать сотрудником месяца, и самое приятное в этом были даже не подарки, а доверие, которое мне оказали, выбирая меня. И трогательная речь одной из наших менеджеров ещё, конечно. Начальство было более чем замечательным, от супервайзеров до менеджеров: никто не нервничал, если задаешь один и тот же вопрос в раз миллионный или попадаешь в такую нелепую ситуацию, которая, казалось бы, вообще невозможна, или обращаешься с десятой проблемой за день. Ко всем относились одинаково, не смотря на то, местный ты или студент, который приехал работать по программе.

Еще о непредвзятости можно судить по тому факту, что многие J1, в том числе и я, смогли добиться повышения. Не только местные, но и иностранные студенты, работающие первый сезон. Для этого тебе нужно было только хорошо выполнять свою работу, ответственно подходить к делу и знать почти все об аквапарке. Сначала, когда мне предложили написать заявление на повышение, я была удивлена и испугалась того, что я не справлюсь. Потому что с новой должностью ответственность становилась выше. Из-за моих сомнений, а потом из-за перемен в управляющем составе вместо июня меня повысили только в августе, когда я уже и не надеялась на это. Причем меня вызвали, чтобы сказать о том, что на меня поступила жалоба от посетителя, а в итоге, после моего пятиминутного шока объявили, что повышают меня.

Что касается адаптации, как таковой её не было. Не могу сказать, что мне было сложно привыкать к жизни в Америке, потому что это произошло само собой и сразу же. Единственное, что волновало меня поначалу, это был языковой барьер. Вот он присутствовал, это я могу сказать с точностью. Первое время было сложно привыкнуть к акценту, с которым говорят техасцы, к темпу их речи. До поездки я считала, что английский я знаю очень хорошо и даже больше, но после первых разговоров с местными я задумалась о том, что я вообще учила тринадцать лет и учила ли. Мне казалось, что я знаю пять слов на английском, но и те не могу поставить в правильный порядок. Был страх самой завязывать разговоры с носителями: меня не поймут, я не пойму, что мне ответят и дальше по списку. Но со временем это стало проходить, я все чаще не только отвечала на вопросы, но и сама начала их задавать. Перестала заранее продумывать предложения в голове, подбирая нужные слова и думая о порядке слов в предложении. Языковой барьер медленно, но верно исчезал, и к концу пребывания я уже понимала процентов девяносто восемь из того, что мне говорят. Часто слышала от местных жителей слова о том, что у меня очень хороший уровень владения языком, про себя усмехаясь и вспоминая, как в первые дни не могла ответить на вопрос о том, где находится туалет.

Мы жили и работали в маленьком курортном городе, настолько маленьком, что встретить по пути куда-нибудь знакомых было скорее обыденностью, а не чем-то необычным. Когда мы приходили на вечеринку, которая каждое воскресенье бесплатно устраивалась для J1, то встречали там всех, кого только можно: от менеджеров с работы до хозяйки апартаментов, где мы жили. В магазинах нас уже знали продавцы, откуда мы и где работаем. Вообще, в России мне не хватает этих непринужденных разговоров с людьми, которых ты видишь первый и возможно последний раз в жизни, того, что все улыбаются и спрашивают как дела, советуют, какие мюсли лучше купить.

После трех месяцев работы настал период путешествий, который, как я думала, буду ждать все то время, пока мы будем работать. Но все оказалось совсем наоборот: мне было очень грустно прощаться с тем местом, которое за относительно небольшой промежуток времени стало уже таким родным, с теми людьми, которых я обрела на работе и не только, с самой работой. Но все когда-нибудь кончается, и с тоской и одновременным предвкушением мы отправились из Хьюстона в Вегас, где начинался наш семидневный тур по западному побережью.

Мы посетили огромное количество мест для такого маленького количества дней, и это с одной стороны здорово, но с другой стороны не дало в полной мере прочувствовать разницу между штатами и успеть посмотреть все то, что хотелось бы. Но, тем не менее, впечатлений было множество. Больше всего мне по душе пришлась Подкова, где дух захватывает от красоты и высоты, Дамба Гувера с изумрудной водой и Национальный парк Йосемити, где мы три часа поднимались по горам, чтобы потом, валясь с ног и умирая от усталости, насладиться красотами парка с высоты и искупаться в ледяном водопаде. Это если говорить про природные достопримечательности. Из городов мне больше всего понравился Сан-Франциско, туманный и холодный с утра, и солнечный и приветливый днём, с его европейскими улочками, постоянными подъемами и спусками, холмами, трамвайчиками, морскими котиками и контрастом между даунтауном, центральной частью и чайнатауном. Ещё впечатлил Лос-Анджелес, где мы сначала съездили на смотровую площадку всем известной надписи из девяти букв, потом на Аллею славы, от которой, кстати, я ожидала большего, а после этого провели полдня на пляже Санта-Моника, наслаждаясь видом на Атлантический океан, ужиная спелым арбузом. И это было самой лучшей частью.

После тура мы провели еще два дня в Лас-Вегасе в самом высоком отеле города, любовались городом огней с высоты 116 этажа и даже катались на аттракционах, расположенных там же. Из Вегаса мы направились в свою последнюю по порядку, но не по значению локацию – Нью-Йорк, где провели пять дней.

Остановились мы не в самом Нью-Йорке, а неподалеку от него, в маленьком городке Энглвуд, Нью-Джерси. Мы снимали комнату в доме через airbnb. Это был первый раз, когда мы пользовались этим сервисом, и нам более чем повезло. Мы жили у семейной пары, которая приняла нас очень тепло. Нас подвозили на машине до остановки, от которой отходит автобус в город, кормили завтраком, а иногда и ужином, помогали сориентироваться в городе, советовали, что стоит посетить. Мы как будто бы приехали погостить у дальних родственников.

Город, кстати, меня покорил. Говорят, в Нью-Йорк либо сразу влюбляешься, либо нет. И я очень боялась, что со мной произойдет второе, и ожидания окажутся завышенными. Но этого не случилось. Нью-Йорк влюбил меня в себя с первого взгляда своими контрастами, ритмом жизни, шумными улицами, миллионами легко узнаваемых желтых такси. И пиццей за доллар в забегаловке у автобусного терминала.

Обо всем, что произошло за эти почти четыре месяца, естественно не написать, да и это не поместить в слова. Было всякое. Провели самую долгую ночь на свете в аэропорту, прокатились на нью-йоркском такси, гуляли ночью по побережью океана, ели местный Макдональдс, загорели по рабочие шорты и купальник, месяц прокатались на велосипедах, пока их у нас не украли, танцевали на вечеринках с бассейном как в фильмах, пока не приезжала полиция. Ходили в парк аттракционов, океанариум и зоопарк. Играли в гольф. Ездили в прицепе пикапа, ввосьмером на легковушке, и два дня катались на кабриолете. Ходили в местный бар, любовались закатом на берегу, ели в самом необычном ресторане. Тестировали горки по утрам, привыкли к холодному кофе, отвыкли от горячего, отмечали День Независимости на работе под проливным дождем, согреваясь какао с маршмеллоу. Полюбили пончики больше всех сладостей, ещё Mac&cheese и Макфлурри с M&M’s. Узнали много слов из американского сленга, немного испанский, меньше турецкий. Завели снэпчат. Ели вафли в три ночи и панкейки в пять. Два раза забегали в самолет босиком за семь минут до рейса. Не считали, сколько оставляем в магазинах. Стали понимать больше, чем десять слов в песнях на английском. Стирали в прачечной, перепробовали миллион видов хлопьев. Ходили в кино смотреть фильмы в оригинале, налетались на самолетах на год вперед. Были счастливы каждую минуту.

Америка подарила мне такое количество воспоминаний, какое иногда не накапливается за годы жизни. Друзей с разных концов планеты. Из Колумбии, Турции, Филлипин, Ямайки и Украины, Молдовы и Румынии.

Бесценный опыт жизни и работы в другой стране. Возможность узнать её изнутри. Менталитет её жителей, их культуру и ценности, их образ мышления.

Научила не бояться ответственности, верить в себя и свои силы. Браться за то, чего боишься. Быть собой. Тому, что все возможно, если очень стараться. Делать то, чего ты действительно хочешь. Улыбаться, даже когда устал. Просить о помощи, когда это необходимо, и предлагать её. Думать на другом языке, понимать ставших так непривычно быстро близкими иностранцев.

Это как отдельная жизнь длиной в четыре месяца, ни капли не похожая ни на что из того, что происходило со мной раньше. Которая перевернула с ног на голову представление о мире, принесла с собой множество новых целей и желаний, изменила мировоззрение, мышление и взгляды на жизнь.