16 августа 2016

Америка моими глазами



Нюся


Нью-Йорк 2013

Но Господи, как я благодарна тебе за то, что ты смилостивился надо мной и, уже в самолёте я познакомилась со сногсшибательным другом (Маришка – девчонка чуть младше меня – замечательный человек)! Отсюда сразу хочется подчеркнуть первое: лучше всего в подобные путешествия все-таки отправляться с друзьями. Это настолько придаёт тебе сил бороться дальше, не отчаиваться и делать, то, что мало вероятно совершил бы в одиночку (к примеру, переправляться из штата в штат в поисках лучшей жизни). Хотя один тоже можешь оказаться способен на смелые решения и рискованные шаги, но как весело, как душевно и НЕ СТРАШНО, когда с тобой всегда рядом твой хороший друг.
Первую неделю мы жили в хостеле: много студентов из разных стран, малюсенькие и грустные комнаты-купе. Но когда ночью к нам стал ломиться mad black man (кстати, нужно отдать должное Марине, которая сориентировалась в доли секунды, схватила воображаемый телефон и на весь отель стала вызывать виртуальную полицию, наш чёрный брат тут же ретировался), наши планы о переезде мы воплотили на следующий же день.

Поселились мы в отеле маленького городка с итальянским названием Mamaroneck, пригород Нью-Йорка. Это милое местечко находилось рядом с Rye, местом, где по контракту мы должны были работать. Но наш работодатель категорически отказывался брать нас на работу, пока не будет готов наш Social Security (SS). И все наши просьбы и заявления о том, что у нас с ними контракт, и они обязаны взять нас, никак не меняли ситуацию. Американские роботы, продолжая мило улыбаться, посылали нас на … все четыре стороны.

В течение трёх недель мы просыпались с газетой в руках, мотали километры в поисках жилья и работы. Но так как у нас не было “соушела”, все с улыбкой на устах отказывали нам. Однажды мы пошли осматривать один дом, и по мере приближения к искомому адресу, концентрация белого населения среди встречаемых нами людей резко приблизилась к нулю и мы даже готовы были с этим смириться, но жить совсем без мебели нам показалось слишком тяжким испытанием. Это был первый дом за неделю, который нам предложили посмотреть, потому что обычно до осмотра жилья дело не доходило, так как куча несоответствий выявлялось по телефону. Например, почти никто не сдавал дома и квартиры на 3-4 месяца, обычно - не меньше года. Да и американцам всё равно не понять как на одной кровати могут спать два человека, при том не испытывая друг к другу ничего личного или как 3-4 человека могут жить в однокомнатной квартире (которая, как правило, предполагала наличие зала, спальни и кухни). Поэтому мы не сразу поняли, что срок предполагаемой нами аренды можно и преувеличить, а о том, что в квартиру забьётся 5-10 человек говорить не обязательно.

Однажды утром, проснулась с твёрдой уверенностью, что я сегодня найду работу. И я её нашла. Дон, хозяин Cafe Mozart нанял нас официантками без «соушла», а соответственно без зарплаты - лишь чаевые. И мрачные мысли о том, что я не привезу домой ни цента стали улетучиваться. В работе официантки есть свои плюсы: знакомство с непривычными блюдами и экзотическими напитками, общение с разными людьми, умение создавать у них хорошее настроение и здоровый аппетит. Это так интересно, когда, затаив дыхание, ты идёшь к столику и думаешь, какой же на этот раз персонаж тебя ожидает. Максимум обаяния и естественности - и он твой. Работа должна нравиться, и она мне нравилась. Поэтому я и Маришка старались не отставать от наших коллег, которые были уже профессионалами в этом деле, при том хорошо владели английским (хотя им то – грех не владеть, ведь они коренные американки).

Кстати, хочу с полной уверенностью заявить: чем лучше ваш английский, тем больше денег вы зарабатываете. Вы спокойно можете претендовать на должность помощника менеджера или в роли официантки требовать больше рабочих часов в день и больше дней в неделю (ведь от общения с вами у клиентов поднимается настроение, а ваш фартучек наполняется зелёными чаевыми).
Вообще америкосы – забавные люди: они могут эмоционально рассказывать тебе какую-нибудь историю, и не важно, если ты не понимаешь половину слов из всего сказанного. Главное - уловить смысл, в нужных местах кивнуть головой, да и мимика многое подскажет. Приятно нас удивил и тот факт, что они тоже не лишены чувства юмора. В «Моцарте» мы разбивали напряжение между нами и американским персоналом смелыми, а иногда по-русски жёсткими шуточками: устав от их назойливой предупредительности и сотен sorry за день по поводу и без повода, бежишь как-нибудь с подносом мимо своего американского коллеги и намеренно подталкиваешь его, затем выпаливаешь привычное «sorry»; и так раз пять (главное не перегнуть палку и не толкнуть его так, чтобы он расстелился на полу). Сначала, он говорит: “that’s fine”, думая, что ты действительно такой неуклюжий, при втором толчке смотрит на тебя широко открытыми глазами, не понимая в чём дело, на третий – уже допетривает, что это шутка. А через неделю почти весь персонал, ухмыляясь и веселясь, повторяет этот трюк, да и другие приколы.

В «Моцарте» мы (точнее Марина) и познакомились с нашим обалденным итальянским дедушкой Вито! Узнав, что мы живем в отеле, в котором год назад, по его словам, “one black man killed young girl”, он сразу же предложил нам остановиться у него в доме за вполне приемлемую плату. Поселились мы у него вшестером: кроме меня и Марины с нами жили ещё четыре русские девчонки, работавшие в том парке, в котором мы и должны были закрепиться по контракту.
Я, всё-таки, очень рада, что нам не удалось поработать в этом невесёлом местечке. Единственными белыми там были отважные русские и болгары, приехавшие по программе Work&Travel, которые попали в условия жёсткой и нечестной конкуренции. Тем, кому выпало работать food-operator (т.е. продавать еду) приходилось первую неделю впустую просиживать в большой комнате в ожидании, что придёт менеджер и поставит их работать. Менеджер приходил, но ставил не их, а наших чёрных братьев-тинейджеров (хочу подчеркнуть, что мои взгляды очень далеки от расизма, просто пишу то, что было). Тем, кто работал на каруселях повезло больше. В том смысле, что они начали работать с того же дня, как получили «соушл», но приходили они измотанные после восьмичасовой работы под палящим солнцем.

В Cafe Mozart проработали ровно месяц. Это был действительно клёвый месяц. Каждое утро я шла на работу с таким удовольствием, что сама диву давалась. А всё потому, что персонал, в большей степени мужская его часть (бармены, повара), и многие клиенты были такие классные и хорошие люди (к тому же все без ума от нас), что те маленькие неприятности, которых всё равно было трудно избежать просто тонули в их дружеском отношении к нам.
После всего этого было совсем не просто решиться переехать в другой штат. Но, так как нам не удавалось найти вторую работу, а хозяин "Моцарта" стал давать нам только 3-4 рабочих дня в неделю, мы приняли это решение. Господь оценил нашу решимость и один мой знакомый написал мне письмо, где он звал нас в Индиану: «…жильё есть, работы полно…».
С этим письмом испарилось наше последнее сомнение куда-то уезжать с пригретого местечка, тем более было куда. Конечно хозяин кафе не хотел нас отпускать: «Вы говорили, что будете работать четыре месяца! Вы меня подводите! И не выполняете своих обещаний!» «Когда мы устраивались на работу, ты тоже говорил, что мы будем работать пять дней в неделю, а сейчас ты нам ставишь только три! Если ты не можешь выполнить свои обещания, мы тоже не можем выполнить свои!» - после этой фразы Марины ему просто нечего было сказать. А мы в очередной раз убедились в том, что с американцами лучше забыть про какую-либо неуверенность и слабость. И для того, чтобы чего-то добиться нужно быть решительно напористыми, а иногда и наглыми. Если не ты их - то они тебя.

Дедушка Вито (он, действительно, стал мне и Маринке как родной и суперские отношения, которые у нас с ним сложились достойны отдельного рассказа) отвёз нас на вокзал, вручил нам на дорогу по 50$ и посадил на автобус.

Штат Индиана и его столица Индианаполис встретили нас приветливым небом, просторными улицами и более приятными билдингами, чем в Нью-Йорке, который до сих пор ассоциируется у меня с холодными и уродливыми домами, грязными улицами, толпами людей, морем жёлтых такси и голубыми.

Что ещё меня поразило в американцах, так это то, что они очень отзывчивые люди в некоторых вопросах. Стоило нам спросить кого-нибудь о том, где находится та или иная улица или нужный нам кабинет в каком-либо административном здании, то человек забывал о своих делах минут на 10-15 и полностью погружался в поиски, пока не посадит нас на нужный автобус или не найдёт затерянный кабинет. Только вот почему он при этом не предложит тебе помочь понести тяжёлый чемодан, который ты тащишь, еле поспевая за своим отзывчивым проводником, нам было трудно понять. Что ж, независимые американские женщины, полюбуйтесь на своё творение!

В Индианаполисе мы получили в плане работы всё по полной программе:

3 утра – подъём, быстро что-то надеваешь,

3.15 – приезжает флекс (автобус, который заказываешь по телефону за два доллара), в нём досыпаешь,

4.15 – уже открываешь магазин WHSmith, предварительно почистив зубы и наведя лёгкий make-up.

Почему так рано? Мы все (я, Марина и два парня, с которыми мы снимали квартиру-студию) работали в аэропорту, а он открывался ещё до рассвета. После обеда мы бежали на вторую работу, где Марина умело совмещала функции кассира с приготовлением разных закусок. А я через стенку продолжала постигать работу официантки в баре Budwieser. В начале десятого мы были уже дома и измождённые готовы были даже без ужина провалиться в сон. Но это было наивно с нашей стороны: ведь пара часов громкой болтовни и разборок между собой были обязательной вечерней программой, которую мальчики устраивали нам почти каждый вечер. Поэтому засыпали только к полуночи. Но долгожданный сон иногда нарушали соседи, устраивая концерты, которые не уступали по спецэффектам, мощности звука и яркости шоу: иногда от звуков летящей мебели, крепких словечек загорелых (так мы для конспирации окрестили чёрное население) и шумных blue party дом просто трясло. Да и район, в котором мы жили, был не из тихих: одних только гей-клубов четыре штуки.

Стыдно вспомнить, но иногда мы заплывали в здание аэропорта в полудрёме и, падая на мягкие сидения, досыпали оставшиеся 20 минут перед работой.

Первую неделю работы в WHSmith мы изрядно измучили нашего менеджера (святая женщина!) тем что будили ее в 5.00 утра и сообщали о неладах с компьютером. Но со временем мы узнали почти все способы борьбы с отвратительным поведением непослушной машины, и менеджер спала спокойно. Мы всегда старались побольше общаться и шутить с покупателями, и они не скрывали своего восторга по этому поводу, были благодарны за открытость и никогда не забывали восхититься нашим акцентом.

А эти милые американские старушки: короткие крашенные волосы, шорты, яркий макияж, высоко поднятый подбородок – бомбы, а не женщины! Помню ребята рассказывали, как к ним подошла приличная старушечка с трясущимися руками и дрожащим голосом спросила: ”Where is smoking-room?”. На их ответ, о том, что в аэропорту комнаты для курящих нет, не растерявшись, она смачно выругалась…

Потом был ресторан TGI Friday (много работы, мало денег, зато прекрасные люди и отличный опыт), поход на баскетбольный матч Россия-Китай (наши победили!), катания на коньках, звонки домой, которые вновь и вновь воскрешали во мне надежду и силы двигаться вперед, письма родных и друзей (ничего дороже их не было тогда)…

Я очень скучала по России и в последнюю неделю, просто считала дни до отъезда…

… И вот последний день. Чемоданы собраны. В окне автобуса NY-JFKennedy airport проплывают улицы Манхеттена, которые уже не кажутся мне такими мрачными, а наоборот, даже родными… Самолёт взлетел ночью. Напоследок посмотрев на удаляющиеся огни безумного города, я подумала, что хотела бы сюда ещё вернуться.

Мария (при неоценимой помощи Дарьи).

P.S. Я не сделаю открытия, если скажу, что Америка и Россия - две абсолютно непохожие страны: другая культура, другой менталитет, другие ценности, другие условия жизни. И от этого многие вещи нам казались непонятными и даже дикими. Америка – это бесценный опыт, неповторимый для каждого. Я бы всем посоветовала побывать там…